ОБСУЖДАЕМЫЕ
за неделю
за месяц
за год
Недолёт
Коммент: Очередная мухожуковошествующая статья от газеты "Якутск Вечерний". Очень интересно, на кого же работает данная газета.
Недолёт
Коммент: Очередная мухожуковошествующая статья от газеты "Якутск Вечерний". Очень интересно, на кого же работает данная газета.
Недолёт
Коммент: Очередная мухожуковошествующая статья от газеты "Якутск Вечерний". Очень интересно, на кого же работает данная газета.
Работы нет, но вы держитесь!
Коммент: Очнулись! Очень многие не вернулись в якутию и не отработали вложенные деньги и ничего им не было. И это не только технари, но и очень нужные профессии для республики.
Работы нет, но вы держитесь!
Коммент: Очнулись! Очень многие не вернулись в якутию и не отработали вложенные деньги и ничего им не было. И это не только технари, но и очень нужные профессии для республики.
НЬЮСМЕЙКЕРЫ
... вы там дышитесь!
Глава республики в воскресенье прокомментировал ситуацию с задымлением г. Якутска.- Небо по-прежнему затянуто смогом. В 10 утра провёл оперативное совещание с правительством. Обсуждали ситуацию вокруг лесных пожаров. В целом всё ...
Про новые тарифы
- 30 июня 2017 г. Госкомцен принял тарифы на электричество, которые действуют с 1 января 2017 г., но в июле 2017 г. не применяются… да вы там наркоманы что ли?! ...
Про графу "против всех"
- Ты слышал? Комитет Алексея Еремеева вносит на сессию Ил Тумэн законопроект об отмене графы «против всех» в избирательном бюллетене!- И правильно, баловство это.- Но ведь три года назад именно ...
Скоро появятся деньги... надо срочно раздать!
В якутских госСМИ (и не только) радостно трубят о том, что Егор Борисов пообещал вложить от 1,2 до 2 млрд. рублей, вырученных от продажи 10% акций «АЛРОСА-Нюрба» в Фонд развития ...
Двадцать лет назад Дорогая Редакция выглядела так...
... мы были молоды, безумны и несли креатив в массы. )))200-й выпуск "ЯВ", 1998 г.Четвертый год существования "Вечерки". ...

Планета Якутии

«Если» — один из самых старых, известных и уважаемых литературных журналов в России. Да что там говорить, это один из немногих литературных журналов, которые еще выходят! Посвященный фантастике и футурологии (то есть науке о прогнозировании будущего), «Если» в развлекательной форме поднимает серьезные темы, исходя из простого постулата «а что если…».
Например, что если Якутия станет резервным проектом человеческой цивилизации?!
«Якутия — это уникальный пример соединения чудес природных и чудес технологических. Другая планета, отделенная от привычного нам мира долгими перелетами и часовыми поясами. Удивительный сплав архаичных верований и практик с современным миром, новыми технологиями и инфраструктурами развития. Шаманы с сотовыми телефонами, программисты, превращающие древние мифы в казуальные игры, ученые-техномаги, воссоздающие древних животных, инженеры, уникальные индустриальные объекты, которые видны из космоса… В принципе, Якутия — готовый сеттинг для фантастики. Какую историю она хочет поведать миру?»
Из вступительной статьи Артема ЖЕЛТОВА, редактора футурологического сектора


Идея выпуска журнала, посвященного Якутии, появилась во время Фестиваля фантастики, который прошел у нас в декабре прошлого года при активной поддержке мэрии. На радость поклонникам жанра, в качестве гостей фестиваля приехали лучшие писатели-фантасты России — Сергей Лукьяненко, Олег Дивов и Александр Громов. Ждали также Евгения Лукина, но он, к сожалению, накануне вылета слег с пневмонией. Зато компанию писателям составили редакторы журнала «Если» Дмитрий Байкалов и Артем Желтов.
Они во многом и способствовали организации фестиваля.
А затем появился и журнал — первый в цикле специальных номеров, посвященных городам и территориям России. Все статьи, очерки и интервью выпуска посвящены Якутии, а действия всех рассказов так или иначе связаны с республикой или ее жителями. Свои рассказы для номера представили гостившие в республике Александр Громов и Олег Дивов, а компанию им составили Юрий Бурносов, Дмитрий Казаков и Владимир Васильев. Нашлось место и авторам из Якутии.
Под обложкой журнала можно найти графическую мини-новеллу Федота Богданова «Манга «Якутия» (под этим именем прячется дуэт художников Евгения Федорова и Богдана Куликовского, первый — наш человек) и, конечно же, прекрасно знакомого читателям «ЯВ» Виталия Обедина. Наш коллега известен не только как журналист, но и как неплохой писатель-фантаст.
Номер также содержит несколько интервью известных якутян, рассуждающих на тему будущего, которое ждет республику и ее столицу. Среди них — и мэр Якутска Айсен Николаев.

КОНКУРС ОТ «ЯВ»!

По техническим причинам в киоски и магазины «якутский» выпуск «Если» попадет только через месяц. Однако уже сейчас редакция отпечатала небольшое количество сигнальных номеров — для авторов и презентации номера. Несколько штук досталось и нашей редакции. Три из них мы решили разыграть среди читателей «Вечерки». Таким образом трем счастливчикам выпадет возможность прочитать номер за месяц с лишним до его официального выхода. А сделаем мы это так: опубликуем небольшой фрагмент рассказа нашего коллеги. Весь он не влезет, да это и не нужно! Условия конкурса таковы: прочитайте фрагмент, сами придумайте окончание истории и пришлите его на почтовый адрес konkurs_ykt@mail.ru. Авторы самых оригинальных вариантов и получат по экземпляру журнала. Примечание: мы не просим от вас дописывать рассказ. Версию того, что было дальше и чем закончилось, можно прислать в виде краткого синопсиса (зарисовки, наброска). «ЯВ»

Виталий ОБЕДИН
ТУРИСТЫ
[quote]«На берегу речки Алгый Тимирбить, что означает «большой котёл утонул», действительно находится гигантский котёл из меди. Величина его неизвестна, так как над землей виден только край, но в нём растет несколько деревьев».
Ричард Маак, исследователь, 1853 год

— Им только таблички не хватает — «богатенькие заморские буратины», — сказал Михеев.
Прозвучало это скорее одобрительно.
Маленькая группка иностранных туристов и в самом деле могла побороться за призовое место на конкурсе воплощенных стереотипов — улыбчивые, нескладные, обвешанные фотоаппаратами, в панамах и со скаутскими платками на шеях. Ее негласный лидер Рихард Экман возвышался над прочими на добрых две головы. Длинный и тощий, он выглядел, как завязавший с карьерой баскетболист. Голова Экмана напряженно крутилась на тонкой шее. Со своей высоты она, подобно Оку Саурона, бдительно озирала окрестности аэропорта «Туймаада», стараясь увидеть как можно больше, но не упустить при этом из вида сопровождающего.
По лицу шведа текли крупные капли пота — кондиционеры в порту не работали, а за окнами, как любезно предупредил капитан самолета, завершив посадку, стояла жара в 33 градуса. И кто только распускает эти сплетни про замороженную Якутию?!
— Не немцы? — уточнил Федор Батыкаев, демонстративно глядя в сторону, дабы иностранцы не поняли, что их обсуждают.
— Тот длинный — швед, а женщина и второй мужик — из Рейкьявика, исландцы.
— Это хорошо, — кивнул Батыкаев и, поймав вопросительный взгляд партнера, пояснил. — Немцы жадные, сверх прайса ни на что не раскрутишь. Прошлым летом возился с одной группой. Целых десять рыл, а навару… А эти исландцы, они как? Башляют?
Михеев быстро улыбнулся — мол, куда денутся-то. Батыкаев в ответ скорчил довольную гримасу.
Ему нравилось работать со Степой-Адидасом. Тот умел не только находить клиентов, но и раскручивать их на множество дополнительных трат — мелких и не очень, — не предусмотренных прейскурантом. Кроме того, Степан всегда работал с группой лично, что снимало массу проблем. Всего за три года Михеев сколотил вполне приличную репутацию, и туристы, неизменно довольные экстремальным отдыхом в Якутии, передавали его друг другу, как эстафетную палочку. А у Федора, как и положено городскому якуту, хватало в улусах родственников, которым летом не помешает подработка.
— Куда повезем? На Кисиляхи? — с надеждой спросил Федор. — Или опять на Ыгыатту?
Михеев покачал головой.
— Они платят за Елюю Черкечех.
Батыкаев с сомнением покосился в сторону туристов.
— Да ну?
— Вот тебе и «да ну». В общем, сейчас я их везу в гостиницу, пару дней покрутимся в Якутске, этнокультурная программа, национальная кухня, туда-сюда, потом перелет в Мирный. А там уже ты нас встречай с машинами и людьми.
— Ты здесь еще кого-то хочешь к ним пристегнуть? — на всякий случай уточнил Федот.
— Нет. Эти трое плюс я. С тебя егерь и медбрат. Можно еще одного рукастого парня — на подхват, чтобы лагерем занимался. А человечек в самой Долине у меня уже есть. Мишку Горчакова помнишь?
Батыкаев почувствовал, как его хорошее настроение резко пошло на спад.
— Несерьезно, — насупился он. — В Долину смерти, чтобы нормальный выхлоп был, нужно минимум шесть человек тащить.
— Федя, ты меня первый год знаешь? В общем, давай, заряжай там свою братву, через два дня чтобы все было в боевой готовности.
— Погоди, ты хочешь уже через два дня выдвинуться? — бдительно насторожился Федор. — А что, они в Мирном не задержатся? Музей кимберлитов? Осмотр карьера?
— Забудь. Я их на остановку в Якутске-то развел только за счет того, что надо все подготовить к выезду.
— Ну вот, а говоришь не жадные.
Михеев раздраженно посмотрел на партнера и медленно, как для неразумного ребенка, повторил.
— Они платят за Елюю Черкечех.
Федор Батыкаев криво ухмыльнулся.
— Иностранцы такое название и выговорить-то не могут.
— Зато «Долина смерти» хорошо переводится и на английский, и на шведский, и на исландский.
— А что, есть такой язык?
— Да какая разница? Ты людей и машины готовь. Все, давай.
Степан хлопнул приятеля якута по плечу и повернулся к «своим» туристам, надевая на лицо широкую профессиональную улыбку.
— Come, my friends. Our car is already here!
***

Из Мирного выехали после обеда, рассчитывая к вечеру быть на берегу реки Олгуйдах.
Выдвинуться можно было бы и раньше, с утра, но Михеев уговорил своих подопечных устроить дневную сиесту. Тащиться шесть часов по плохой дороге в автомобилях и приехать в самую жару, чтобы потом мучиться с погрузкой на плавсредства… Зачем? Отправимся, как жара спадет, прибудем на место к вечеру, а там нас уже встретят: шатры для вечернего отдыха на реке, рыбалка, настоящая уха да под русскую водочку.
А на следующее утро по прохладной зорьке и начнем сплавляться.
Но самое главное, есть возможность доставить на берег из окрестного села старика из местных, знающего немало легенд о Долине смерти. Говорят, его дед был в числе тех, кто видел те самые загадочные железные котлы более века назад. Старик, правда, сам не любит распространяться про Елюю Черкечех — суеверный, как многие пожилые якуты. Но в последнее время болеет, а рассказы для туристов — для него неплохой приработок. Одним словом, если есть желание, можно организовать.
Рихард Экман с сомнением смотрел в честное лицо Степана, понимая, что речь идет о дополнительных расходах, не предусмотренных оплаченным туром. Зато миссис Йоунсдоттир пришла в совершенный восторг и даже захлопала в ладоши. «Это будет захватывающая встреча!» — сказала она и даже проверила свой фотоаппарат: достаточно ли памяти… Федины работнички не подкачали: в условленном месте на живописном берегу Олгуйдаха туристов ждал небольшой, но симпатичный палаточный городок, опекаемый тремя молчаливыми и сноровистыми парнями. Получив внятные инструкции, они хорошо расстарались, не забыв про мелочи: разровняли площадку и обработали ее химией от комаров, выкопали отхожее место, заготовили дров. Даже щук для ухи натаскали — на случай, если у иностранцев со спиннингами не задастся.
На кромке берега, наполовину вытащенные из воды, стояли два готовых к сплаву тримарана с просторными и удобными площадками меж туго надутых поплавков.
— Вот на них и пойдем вниз по течению, — показал рукой Степан.
Миссис Йоунсдоттир чтото довольно пискнула.
Ее земляк — тихий и неразговорчивый Эйнар Сковсгаард, — опустив рюкзак на траву, подошел к судам, с деловым видом помял поплавки и, обернувшись, показал большой палец. На его постном лице играла довольная улыбка.
Рихард Экман только вздохнул.
— Почему мы не могли вылететь вертолетом? — в который раз спросил он. — Сэкономили бы четыре дня! Я узнавал, такие услуги предоставляются.
По-русски швед изъяснялся очень даже неплохо, несмотря на сильный акцент.
— Потому что тогда путешествие вышло бы куда дороже, а вы при этом лишили бы себя такого удовольствия, как отдых на фоне девственной якутской природы, — мягко сказал Михеев, скромно умолчав, что большую часть денег в этом случае получили бы владельцы и пилоты вертолета.
Швед продолжал смотреть недовольно.
Михеев вздохнул.
— Скажите, Рихард, а вы всерьез думаете, что лишние четыре дня помогли бы вам сделать то, что не удалось профессиональным поисковым командам за последние полвека?
Лицо Экмана ожесточилось.
— Вы хотите сказать, что никаких котлов нет? Что это все… как его… мистика для туристов?
— Мистификация, — поправил Михеев. — И нет, я ничего такого не хочу сказать. Я лишь подчеркиваю, что, несмотря на множество попыток, никому не удавалось предоставить физических доказательств их существования. Есть только свидетельства очевидцев, а слов к делу не пришьешь. Не факт, что повезет именно нам. А посему — не забывайте получать удовольствие от приключения. В худшем случае увезете с собой замечательные воспоминания.
— Но это не мистификация? — тревожно настаивал Экман, словно вдруг засомневавшись в смысле предпринятой им «экспедиции».
Михеев мысленно улыбнулся горячности шведа. Иностранцы — в чем-то сущие дети. Большие, доверчивые, эгоцентричные и платежеспособные дети.
— Боюсь, в середине XIX века, когда натуралист Ричард Маак впервые документально засвидетельствовал тайну долины Елюю Черкечех, туристы в Якутию ездили только по царской путевке.
— Я не понимаю.
— Ссылка, мой друг. Я говорю про ссылку. Других «туристов» эта земля тогда не знала. Ну, за исключением безумных исследователей вроде того же Маака. Но что мы здесь стоим? Пойдемте, будем располагаться…
ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ?[/quote]
Автор: "ЯВ"
Время: 28 июля 2017 г
- 31 июля 2017 г Про день F и журнал - http://www.vecherniy.com/wall?id=433
- 31 июля 2017 г А предыдущий выпуск был про Арктику.