ОБСУЖДАЕМЫЕ
за неделю
за месяц
за год
НЬЮСМЕЙКЕРЫ
Якутские ученые разрабатывают новый проект портативного гаража
Зимой прошли экспериментальные испытания парковки с подогревом
СИМВОЛ ГОДА ПУХЛЯ ОТВЕТИЛ НА ВАШИ ВОПРОСЫ
По традиции перед Новым годом редакция «ЯВ» устраивает гадания, в которых главным действующим лицом (или мордой) является символ наступающего года. Сегодня в роли такового выступает мини-пиг Пухля.
"Говорящие Головы": самый храбрый человек живет в Якутии!
Друзья, у нас с последними двумя выпусками «Говорящих Голов» вышел затык.Один отписали в прошлую пятницу, другой еще в позапрошлую, но возникли заминки с монтажом. Поэтому на текущей неделе планируется аж ...
"Говорящие Головы": добрый выпуск!
А вот и новые "Говорящие Головы".Сообщаю это дежурным порядком, поскольку в процесс производства понемногу втянулся, и выпускать раз в неделю передачу уже кажется почти обыденным делом. Впрочем, этот выпуск особенный.Он ...
... вы там дышитесь!
Глава республики в воскресенье прокомментировал ситуацию с задымлением г. Якутска.- Небо по-прежнему затянуто смогом. В 10 утра провёл оперативное совещание с правительством. Обсуждали ситуацию вокруг лесных пожаров. В целом всё ...
Синск: два года после трагедии

24 июня два года назад в Синске бесследно исчезли две маленькие трехлетние девочки Аяна Винокурова и Алина Иванова. Их искали всем миром: спасатели, полиция, жители, добровольцы. Егор Борисов назначал вознаграждение в миллион рублей за информацию, которая поможет найти девочек. Из Санкт-Петербурга приезжал знаменитый сыщик Дмитрий Кирюхин.
Все безрезультатно...

ТЕНЬ НАД СИНСКОМ
Трагедия Синска сегодня остается одной из самых темных тайн нашей республики. И эта тайна до сих пор темным облаком душит некогда процветавшее село. Оправиться от такого удара, когда под подозрением находился буквально каждый и когда все подозревают друг друга до сих пор, очень сложно. Практически невозможно.

Алексей КАЛАЧЕВ, следователь СК:
— Кто сказал, что дело закрыто? Поиски продолжаются. Сейчас в Синске работает оперативная группа. Больше пока я ничего сказать не могу.

Старинное село Синск, широко раскинувшееся на берегу реки Сиинэ, основано в 1743 году как ямщицкая станция. Село имеет богатую историю, здесь все с друг другом знакомы с детства, неместные в редкость, до сих пор на улице здороваются со всеми незнакомцами. Например, с нами. Хотя и незнакомцами нас назвать уже сложно. Несмотря на то, что прошло два года, синские узнают в лицо: «Опять вы приехали…».

«Я всё понимаю, конечно, искать дальше надо. Обязательно. Но и вы нас поймите. Мы все тут очень устали. Вот ведь как бывает, одно событие и всю историю перечеркнуло. И теперь на Синске такое позорное пятно. Милиция постоянно в поселке, все ищут на сто рядов, вот опять приехали. С собакой ходят. Копают что-то. На допросы вызывают… Сколько можно?!».

В эти дни в поселке и его окрестностях действительно опять работает полиция. Привезли служебных собак. Ищут тела. «Если уж сразу не нашли, а тогда весь лес и весь поселок прочесали, то сейчас-то шансов почти не осталось», — считают местные и тут же добавляют, — «хотя чем черт не шутит».
ЧЕРТ И КРЕСТ
Черта тут в последнее время поминают часто. Завалы — черт ногу сломит. Творится черте что. Не иначе черт лапу приложил…
Когда-то во въезде в Синск над красавицей рекой Синей стояла Воскресенская церковь, построенная в 1815 году на частные пожертвования прихожан. При ней была и церковно-приходская школа, и библиотека. Вокруг церкви был погост. В советское время церковь постоянно реконструировали и использовали под различные нужды, пока в 1985 году не снесли совсем. Сейчас там стоит деревянный крест, висит самодельный колокол, построен мемориал воинам, обнесённый оградой. А ведь именно сейчас церковь жителям Синска очень бы пригодилась. И, возможно, было бы где людям выговориться, обрести покой в душе. Насколько это возможно.
«Конечно, помним, что сегодня за день, — говорит жительница Синска и тут же просит не называть ее фамилию. — Сама лично всю ночь ходила, кричала, искала девочек. Такая трагедия для всех нас. Страшно. До сих пор страшно…».


Мы с фотографом стоим на том перекрестке, где девочек видели в последний раз. Именно отсюда, по одной из версий, их могла бы увезти какая-то машина… Если бы в это время через село проезжали незнакомые машины. Но незнакомцев там не было. Весь тот день расписан у следователей как по минутам. Кто когда что и зачем делал, куда ходил, кого видел. В нем только одно белое пятно — Аяна и Алина. Как две маленьких подружки, которые тихо-мирно играли во дворе бабушки-дедушки Алины, могли оттуда пропасть? Почему их никто не видел, если они пошли к реке или в лес? И почему до сих пор не нашли тела, если это был несчастный случай?
ЧУЖИЕ СРЕДИ СВОИХ
«Несчастный случай? Я в это не верю, уж извините. Это не несчастный случай. Это убийство. Кого мы подозревали? Ой, кого мы только не подозревали. Устали уже подозревать. Невозможно так жить».

Подозревали, и правда, слишком многих.
Особенное внимание досталось дедушке Алины Гаврилу Николаевичу Иванову, который и впрямь вел себя не очень адекватно. Он то сам признавался в убийстве, то брал свои слова назад, обвиняя других в том, что его заставляют признаться. В мае 2014 Гаврила Николаевича вывозили показывать место, где он, якобы, закопал тела. Ничего найдено не было. Иванова отпустили. С ним говорил и питерский следователь Кирюхин: «Подозрителен? Сложно сказать, но мне не кажется, что он причастен к убийству. Хотя явно чего-то не договаривает».
Бабушка Алины Ивановой Ольга Павловна не выдержала всего этого. В мае этого года она слегла и четыре дня назад скончалась, не приходя в сознание. Диагноз так и не смогли уточнить. От горя. Ее похоронили в Синске, в день пропажи девочек. В тот самый день, когда мы приехали в село, еще ни о чем не зная.
«У поселка нет будущего. После пропажи девочек жителей Синска преследует злой рок. И смерти всегда как-то вместе ходят. Еще 40 дней не исполняется похороненному, уже новая смерть. Сегодня вот Ольгу Павловну похоронили. Ой, много смертей прокатилось…».

Смертей действительно хватало. Были и самоубийства. Весной 2014 года в заброшенном доме найден один из подозреваемых по делу о пропаже девочек, стоявший на учете в ЯРПНД. Зимой еще одна трагедия — совершил неожиданное самоубийство местный бизнесмен.

ВЕРСИЯ
В том, что это убийство, лучший в России «охотник на маньяков» Кирюхин не сомневается. В отличие от наших следователей, он говорил только о преступлении, отметая прочь остальные версии. Убийца. Педофил. «И он однозначно из местных жителей. Это человек, который прекрасно знает улицы, окрестности, местность. Знает, где спрятать трупы, чтобы не нашли. Возрастные характеристики размыты — от 14 до 65 лет. Возраст девочек говорит о смещении сексуального объекта, о неспособности к нормальному половому акту. Соответственно, это чаще всего молодые пацаны от 14 до 20 и мужчины в возрасте от 45 до 65 лет. Если бы сразу нашли трупы детей, то рассматривал бы возраст от 25-35 лет. Это специфическая категория насильников, садисты, жестоко истязающие свои жертвы. Чаще всего это люди с психическими отклонениями. Но в нашем случае нет трупов. Психически больные не скрывают трупы. Поскольку в течение года тела не были найдены, можем говорить, что убийца психически здоров и ранее на учете не состоял.
Самая главная особенность — преступник любит маленьких детей и дети относятся к нему с дружелюбием. Перво-наперво, он не вызвал у детей отвращения, страха или каких-то других отрицательных чувств — они не кинулись от него домой. Дети его четко знали. Незнакомому человеку увести двух девочек очень сложно, они бы вырывались, подняли плач. Это большой риск для преступника. Значит, можно практически со стопроцентной уверенностью сказать, что это был либо хороший друг семьи, либо родственник. Это позволило ему в короткий временной отрезок увести детей с собой. Дети пошли с ним добровольно. Они ему доверяли.
К сожалению, подозревать сейчас надо всех: и родственников, и соседей, и близких друзей. Мы не можем оценивать человека только с точки зрения — «он хороший парень». Я знаю много серийных убийц, которые были очень хорошими парнями, друзьями, родителями, семьянинами, работниками. И вообще хорошими людьми, с точки зрения других людей. Но это не мешало им убивать, насиловать, пытать, сжигать и тому подоб-ное.
Любой человек, проезжающий мимо дома Ивановых во временной промежуток около получаса, когда девочки были предоставлены сами себе, мог посадить их в автомобиль, привезти к себе домой или в специально подготовленное место (заброшенный дом, хозяйственную постройку и т.д.).
Тот человек, который их увез, должен был потом вернуться и создать себе алиби. И, вернувшись назад, он должен был быть уверен, что девочки с того места не сорвутся, что их случайно не найдут. То есть он либо сразу их убил, либо был уверен в укрытии. Но времени было немного, всего одна ночь, чтобы совершить любые действия и избавиться от тел. И это говорит о «неспонтанности» убийства — человек был готов к похищению и убийству.
Сложно сейчас охарактеризовать семейное положение убийцы. Он мог привести девочек к себе домой, и это означает, что в этот момент дома никого не было. Вариантов много. Если мужчина живет с родителями, они не ходячие или глухие. Если он женат, то в этот момент его семья, дети и другие родственники отсутствовали в течение дня-двух.
Проживает он где-то в радиусе от 500 метров до полутора километров от места пропажи детей. Кстати, если мужчина женат, у таких, как правило, уклон в сторону педофилии происходит после сорока лет. То есть для всех окружающих эта семья визуально хорошая, а внутри семьи глубокие проблемы, скандалы и т.д. И жена в курсе происходящих смещений в сознании мужа, но жёны никогда не делятся своими опасениями, не обращаются за помощью к специалистам. А в Синске это очень проблематично, нет грамотных психологов, психиатров, сексопатологов и т.д. Проблемы, скорее всего, выливаются в запои. Это еще один признак.

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
«После исчезновения девочек жизнь изменилась. Такой позор, на весь мир ославились. Друг друга сильно подозревали. Мусор боялись копить, сразу вывозили или сжигали. Дома, дворы, сараи все запирали. Боялись, вдруг что подбросят, как потом докажешь, что невиновен».

Несмотря ни на что, Синск пытается выжить. Хотя и уезжают в поисках лучшей доли все, кому было куда ехать. Хотя и дорог нет — попасть в село можно без проблем только по зимнику, летом река для судоходства мелеет, а для регулярного автомобильного сообщения нет моста. Посреди поселка идет раскол земной коры — овраг с каждым годом все больше. А в последние года атмосфера накалилась до предела, что и врагу не пожелаешь. Но древнее село все еще борется за жизнь.
Все доброжелательны и приветливы. По старинной традиции, сохранившейся в селах, незнакомцев на улице вежливо приветствуют. На улицах катаются на велосипедах подростки. Гуляют дети. Но, куда ни посмотри, маленькие дети больше не ходят одни. С ними всегда взрослые или старшие братья-сестры. «Да, мы стараемся больше не отпускать детей одних. Чем черт не шутит, вдруг так и живет рядом убийца?»
«Синск раньше славился удалыми ямщиками, красивыми девушками, песнями звонкими, да картошкой золотой рассыпчатой. А сейчас… Погибает Синск, потому что умерла его душа. Это даже не два года тому назад началось, вот как церковь да кладбище разровняли трактором. С тех пор и началось…».

В августе 2014 года во время сенокоса местные жители нашли на острове через протоку детское маленькое платье. Платье было целым, не порванным, ткань не выгорела, имелись загрязнения в области груди и с одной стороны по подолу. В 2013 году, кстати, остров осматривался, и платья не было. Родители девочек платье не опознали.
Когда искали девочек, МЧС и волонтеры прочесали лес в радиусе 40 км. 347 человек, сменяя друг друга, бродили по окрестностям. Республика все еще не верила, что произошедшее может быть чем-то другим кроме несчастного случая. 4 собаки искали живых малышек. Максимов облетал Синск на своем вертолете. 2 беспилотных летательных аппарата постоянно засекали тепловые пятна и каждый раз это оказывались дикие звери. Водолазы осмотрела Лену и Синюю. Залезали в овраги, расщелины, осмотрели все охотничьи заимки. Говоря сухим языком протокола «было проверено и опрошено 40 одиноко проживающих лиц, 9 ранее судимых, 11 лиц, состоящих на психиатрическом учете». Всех опрашивали с детекторами лжи, проверяли алиби, обыскивали дома. Всего было допрошено 1800 человек. Проведено более 20 экспертиз. На первоначальном этапе рассматривалось 18 версий.

НАДЕЖДА
«Экстрасенсов всяких все искали. Кого-то привозили сюда — бесполезно. Место, говорят, у вас тут плохое. А что плохого-то? Всю жизнь нормально жили, детей воспитывали и вдруг на те — место плохое. Ерунда это все — эастрасенсы эти, лишь бы денег собрать с горюющих родственников»


Маргарита Якушева, уроженка Синска:
— Пропажа девочек очень сильно затронула меня. Я с первых дней надеялась, что их найдут целыми и невредимыми, они вернутся к своим родным... Но, к сожалению, их так и не нашли. Я сама выросла в Синске, это мой дом, моя родина, и когда происходят какие нибудь события, подобные этому, все принимается очень близко к сердцу. В Синске нужна церковь, чтобы она объединяла людей в горе и в радости. Уверена, что сам храм своим видом рождает в человеке надежду на чудо, веру в Бога. Год назад у нас в поселке предпринимались попытки построить церковь, наш депутат и бизнесмен Алиш Мамедов выделял помощь в виде средств и материалов, но дело застопорилось. И поэтому сейчас мы хотим взять строительство церкви в свои руки, создать некоммерческую организацию — благотворительный фонд для строительства церкви. Моя одноклассница Ольга Соломонова в данный момент занимается сбором документов для открытия. Надеемся, что наше правительство, наши земляки, живущие в других городах и поселках, а также все неравнодушные люди, откликнутся на наш призыв и примут участие в сборе средств. И всеми силами сообща мы вернем душу в наш Синск.

Церковь в Синске все же будет.
Отец Милетий, настоятель Воскресного прихода, благочинный Покровского церковного округа:
— Православная церковь с момента исчезновения детей по сей день продолжает молиться за девочек как за пропавших без вести. Потому что для Бога все живы. Несколько лет в Синске на общественных началах работал староста Воскресенского прихода — Андрей, потомок старинного ямщицкого рода, активист. Он еженедельно собирал паству в библиотеке на молитвы. Даже сруб церкви хотели заказать и перевезти в Синск. Но он вынужден был по семейным обстоятельствам переехать в другой поселок и вся деятельность в приходе угасла. Воскресенский приход нуждается в инициативном местном лидере, который бы отвечал за приход.
Год назад местная администрация предприняла попытки построить каменную церковь. Но при строительстве не соблюли технологию и оклад треснул.

Екатерину и Алексея ИВАНОВЫХ, родителей Алины, мы встретили, когда проходили мимо дома Ивановых. В это день в доме Ивановых был накрыт поминальный стол и кто-то, заметив на улице села фотографа с большим объективом, сразу доложил: «Журналисты приехали». Катя и Алексей поспешили нам навстречу.
Екатерина Иванова:
— Мне тяжело здесь находится. Я еще не смирилась и верю в чудо. Умом понимаю, но сердце продолжает верить, что дочь жива. Сегодня ровно два года. Мне тяжело говорить… Но я надеюсь. Надеюсь и жду.
ТЕГИ:
Автор: Елена Киселева, фото Александра Ли
Время: 03 июля 2015 г